Если не научишься смеяться над бедами, в старости тебе вообще будет не над чем смеяться.

Эдгар Уотсон Хови

Пережитых страданий хватит на несколько поколений

ПЕРЕЖИТЫХ СТРАДАНИЙ ХВАТИТ НА НЕСКОЛЬКО ПОКОЛЕНИЙ

ЯСНАЯ память, трезвый ум – так можно охарактеризовать собеседника, с которым состоялся разговор в преддверии 9 мая. Николай Васильевич Митин в течение двух лет находился в французских концлагерях в годы войны, затем, в 1944 году, воевал в составе французского партизанского отряда против немецко-фашистских захватчиков. То, что пережил за эти годы наш земляк, хватило бы на несколько поколений. Каждый день его "за углом” поджидала смерть.
Но тогда, в июне 1941 года, пятнадцатилетний ивотской паренек не мог и представить, что означает слово война в прямом его смысле. Рос он в рабочей семье ивотского стеклодела. С детства любил мастерить. Увлекался изготовлением лыж (к нему приходили с заказами даже из школы). Сам научился плести лапти. Вместе с другом собрал  деревянный автомобиль с педалями, на котором катал местных ребятишек.
О начале войны узнал от соседей, у которых было радио. Вот тогда и начались первые испытания на прочность молодого парня. Вместе с отцом он получил повестку на оборонные работы в Алсуфьево Жуковского района, за 50 километров от родного поселка. Наравне с мужчинами копал противотанковые рвы (которые, как показала практика, не сыграли никакой роли при наступлении немецких частей). В 1942 году был записан в отряд самообороны под командованием Якова Ивановича Зуева. При оккупации Дятьковского района, как и многие жители, семья ушла в лес. Но после того, как зверства поутихли, многие стали возвращаться в свои дома. Всех регистрировали, выдавая «патиры» (справки, в которых были указаны основные параметры человека: рост, цвет глаз, цвет волос, другие отличительные черты). Вернулся и Коля. Каждый день приходилось отмечаться в комендатуре.
В один из дней мужчин и юношей собрали на площади и строем повели в неизвестном направлении. Все думали, что идут на работу в Брянск. Но когда оказались в вагонах, загнанные как животные, поняли, что добром это не кончится. Предчувствия не подвели. Покормили будущих узников лишь в Гомеле. Следующей остановкой стал Франкфурт-на-Майне. Число ивотчан в тех вагонах было 168 человек. На остров Альдернео, на фабрику, отобрали лишь 70 пленных. Там Митин заразился дизентерией. Его вместе с другими 68 больными вывезли с острова в город Шербург, где в течение месяца два ивотских земляка Владимир Александрович Косьянов и Иван Михайлович Королев подкармливали его, отпаивая горячим чаем с сухарями. Другой еды не было. В соломе, кишевшей вшами, удалось выжить лишь 59 обессиленным пленным. Немного оклемавшихся, всех их отправили в лагерь города Пермозенск. Там, по воле случая, Николай попал на фабрику в город Сомюр, откуда совершил побег и вместе с рабочими ушел воевать в партизанский отряд.
Участвовал в подрывных диверсиях. 1 декабря 1944 года город освободили американцы. Согласно договору, Митина впоследствии переправили в тыл. До отправки он с другими мужчинами изучал военную тактику, жил по армейскому уставу. К победе тогда нужно было идти еще долгих пять месяцев. В действующую армию Митин не попал. Его вместе со строительным батальоном отправили восстанавливать Сталинград.
Шесть месяцев упорного труда и с документами в руках он вернулся в родной поселок. Устроился работать в «Леспромхоз». Там выучился на водителя. На год уехал в Калининградскую область, в колхоз. Возвратившись, поступил на ивотской стекольный завод. Тридцать восемь лет трудового стажа на этом предприятии у Николая Васильевича. Здесь работали его отец, жена (на протяжении 15 лет). Сейчас Николай Васильевич счастливый отец четырех детей. На его глазах выросли четверо внуков и три внучки. Подрастают пять правнуков. В большой семье царит атмосфера взаимовыручки и поддержки. Пока были силы, с супругой держали коров, поросят, кур, гусей, имели даже лошадь.
Теперь хозяйством занимаются дети. Сено, как и в прежние времена, заготавливают всей семьей. Главный руководитель на поле – Николай Васильевич. Сам еще, по старой привычке, возьмет в руки косу и прогонит      рядок-другой на покосе.
В преддверии праздника Николай Васильевич пожелал всем здоровья и, самого главного, – мирного неба.
Александр КОЛДУНОВ. Районная газета "Пламя труда". 12.05.2012 г.

 

 

История партизанского движения.Франция.

(Пояснения к предыдущей статьи).

 

К началу 1944 года против Советской Армии продолжали действовать 207 немецких дивизий и 50 дивизий союзников фашистской Германии. О какомлибо сокращении их численности для «обеспечения порядка» в Европе не могло быть и речи. Наоборот, в условиях стремительного наступления советских войск они сами постоянно нуждались в подкреплениях. Даже замена капитулировавших итальянских войск на Балканах и в Южной Франции была произведена немцами за счет уменьшения своих оккупационных сил в других европейских странах и дальнейшего ослабления войск Западного фронта. Это привело к тому, что на 150километровом побережье, где летом 1944 года был открыт второй фронт, оборону держали лишь три немецкие дивизии.
Анализируя обстановку в оккупированных странах к началу 1944 года, гитлеровский генерал Типпельскирх писал:

«Во всех оккупированных странах сопротивление возрастало по мере того, как все явственней ощущалось ослабление немецкой мощи. И для подавления его требовались все более крупные военные силы, хотя людских ресурсов не хватало даже для восполнения потерь на фронте».

В результате побед Советской Армии и активизации действий англоамериканских войск катастрофически упал международный авторитет фашистской Германии даже среди ее ярых приверженцев. Под влиянием борющихся патриотических сил находились миллионные массы порабощенных фашизмом стран. Твердая, последовательная внешняя политика Советского Союза развеяла в прах все надежды фашистов ослабить консолидацию сил антифашистского лагеря.
Рост движения Сопротивления значительно опережал возможности фашистского командования в мобилизации необходимых военных сил для его подавления. Так, если весной 1944 года численность партизанских отрядов во Франции составляла 125 тысяч человек, то в сентябре они выросли в полумиллионную армию. В середине июня 1944 года, во время развертывания сил западных союзников после их высадки в Европе, партизаны отвлекли на себя 7–8 немецких пехотных дивизий, авиационные и танковые части.

«После 6 июня, – писал М. Торез, – мы стали свидетелями массовых восстаний от Бретани до Альп и от Пиренеев до Юры. Целые департаменты освобождались собственными силами. Это было в подлинном смысле слова всенародное восстание».

Благодаря братской помощи французского народа многие сотни советских людей, томившихся ранее в фашистских концентрационных и рабочих лагерях, были спасены от верной смерти и смогли снова принять участие в общей борьбе свободолюбивых народов против фашистских поработителей. Навсегда сохранил в своей памяти благородный образ французского хирурга советский генерал Лукин. Несмотря на противодействие немецких властей, мужественный француз оперировал раненого русского воина и этим спас его от смерти.
Подпольные организации Французской компартии устраивали побеги советских людей из рабочих лагерей. А перед этим русских в лагерях обучали французскому языку, чтобы им легче было общаться с укрывавшими их местными жителями.
Так, в городе Букминзоне к маю 1944 года собралось 25 советских патриотов, бежавших из рабочих лагерей. Снабженные французскими товарищами фальшивыми документами, они устроились на работу на предприятия города, а по ночам нападали на различные военные объекты врага. Ими были взорваны два железнодорожных моста возле города Фрева. Этой подпольной группой руководил лейтенант Рябов.
Такие же подпольные боевые группы советских людей действовали в Сентполе и в других французских городах.
Французские патриоты спасали советских людей. Так, вывезенный фашистскими рабовладельцами на принудительные работы в далекую Францию Б. Стариков бежал во время воздушного налета союзной авиации. Любой встречный мог его задержать и передать фашистским властям. Но этого не случилось. Первый же встретившийся французский крестьянин накормил его и отдал ему свою праздничную обувь.

«Любые слова благодарности были бы излишними, – рассказывает Б. Стариков. – У нас был общий враг, оба стремились к борьбе с ним. В крепком рукопожатии было напутствие и пожелание успехов в боях с гитлеровцами, была моя благодарность и обязательство честно выполнять свой долг до конца… А потом пошло, как по цепочке. Переходя от одного жителя к другому, я добрался до цели, был зачислен в один из отрядов Сопротивления».

Командуя боевой группой в одном из французских партизанских отрядов департаментов Юры и Дуа под псевдонимом «Александр Иванов», Б. Стариков отличился в сражениях с немецкими колоннами, проходившими между Дижоном и Безансоном в мае – июне 1944 года.
Советские люди, бежавшие из фашистских лагерей, принимали участие во многих антифашистских выступлениях французских патриотов. Так, в начале 1944 года группа болгарских антифашистов в Париже организовала побег из лагерей военнопленных нескольких советских солдат. Из болгарских, советских и французских антифашистов был создан небольшой партизанский отряд в районе железнодорожной станции Сюси Боньой. Этот отряд провел несколько операций на железных дорогах и принял участие в парижском восстании.
На северозападе Франции активно действовал советскофранцузский партизанский отряд им. Чапаева. Командир одной из рот этого отряда французский офицер Жорж дал следующую характеристику своим советским боевым друзьям:

«В боях с немцами русские отличались стойкостью, храбростью, выносливостью и дисциплиной. Было бы желательно, чтобы все солдаты отряда действовали так же, как русские».

В середине августа 1944 года, в разгар боев французских патриотов за освобождение своей родной страны, советские люди, действовавшие ранее в составе французских партизанских отрядов, а также только что освобожденные из фашистских концлагерей, создали самостоятельный 1й советский партизанский полк в составе двух батальонов.
Первый батальон этого полка сразу же начал боевые действия против отступавшей в районе ЛаКальмета немецкой мотомеханизированной дивизии. В упорном бою советские воины задержали превосходившего по силам врага до подхода отрядов французских партизан и вместе с ними нанесли большой урон немецкой дивизии. Другой батальон участвовал в освобождении городов и деревень департамента Лозер и первым ворвался в город Ним. Бойцы первого батальона освободили французский город Аллее и соединились со своими товарищами в Ниме. После этого весь полк принимал участие в ликвидации остатков фашистских войск в департаментах Чар и Лозер.
Участие советских людей во французском движении Сопротивления было настолько широким, что возникла потребность в объединении их под единым руководством.
В конце 1943 года благодаря братской помощи Коммунистической партии Франции был создан военнополитический центр – ЦК советских пленных во Франции (ЦК СП).
Под руководством ЦК СП во всех лагерях военнопленных и в других местах, где сосредоточивались советские люди, были созданы лагерные комитеты, задачей которых являлась организация советских патриотов на борьбу против фашизма. Комитеты проделали большую работу по организации актов саботажа на производстве, устройству побегов советских людей из плена, разоблачению провокаторов и агентов, распространению среди заключенных правды о положении на фронтах.
Тесно связанные с организациями французского движения Сопротивления, лагерные комитеты сумели переправить в местные партизанские отряды большое число советских военнослужащих. ЦК СП издавал на русском языке специальную газету «Советский патриот», сыгравшую большую роль в сплочении находившихся во Франции советских людей, распространял множество листовок, воззваний, обращений и т. д.
Исключительно важное значение в повышении моральнобоевых качеств советских партизан, сражавшихся на французской земле, имела выработанная ЦК СП «Присяга советского партизана». Текст ее гласил:

«Я, патриот Советского Союза, вступая в ряды партизан, беру на себя высокое, ответственное и почетное звание бойца партизанского фронта. Это звание я буду оправдывать с честью и достоинством патриота Советского Союза.
Подлые немецкофашистские захватчики совершили чудовищные злодеяния в отношении моего народа. Я обязуюсь беспощадно мстить кровожадному врагу до полного его разгрома, до окончательной победы моей Советской Родины над фашистской Германией.
Вступая в ряды партизан, я обязуюсь быть честным, мужественным и дисциплинированным бойцомпартизаном, точно и беспрекословно выполнять все боевые задания, которые мне будут поручать мои руководители. Я всегда готов отдать свою жизнь за правое дело нашей борьбы и за своих товарищей по оружию.
Я совершенно ясно представляю себе трудности и лишения, которые ожидают меня на пути борьбы в тылу врага. Но я этих трудностей и лишений не боюсь и буду преодолевать их мужественно и героически. Никакие трудности, ни даже сама смерть не смогут остановить меня на пути борьбы против злейшего врага человечества – фашистских людоедов.
Выполняя свой долг перед Советской Родиной, я также буду честным и справедливым в отношении французского народа, на земле которого я защищаю интересы своей Родины. Я всеми силами буду поддерживать своих братьев французов в их борьбе против нашего общего врага – немецких оккупантов.
Если же я погибну в борьбе с врагом, то считайте, что я был верным сыном моего народа и погиб честно за правое дело Великой Советской Родины».

Вот что рассказывает о деятельности ЦК СП и последних боевых делах советских партизан на французской земле перед ее освобождением бывший руководитель советских партизанских отрядов на востоке Франции лейтенант запаса Владимир Постников:

«На первом своем заседании решили выехать к местам, где находились лагеря наших военнопленных, и с помощью французов организовать массовые побеги. Мне было предложено отправиться на восток, в Нанси. Через связную Марсель в Нанси я установил контакт с активным участником движения Сопротивления французским полковником Мануэлем.
Вокруг Нанси действовали советские партизанские отряды Пономарева, Соломатина, Игнатьева.
В начале 1944 года партизанские отряды так потрепали разрозненные немецкие гарнизоны, что гитлеровское командование вынуждено было бросить против них авиацию и танки. На одном участке батальону карателей удалось окружить и уничтожить отряд югославов.
Узнав об этом, командование силами Сопротивления поручило отряду Виктора Игнатьева уничтожить фашистский батальон. Несколько дней охотились партизаны за батальоном, пока наконец не застигли его врасплох.
Удар был настолько чувствительным, что на место гибели батальона выехал командующий группой немецких войск генерал фон Шольтитц. По его приказу немцы начали прочесывать все леса к востоку от Нанси. На этот раз в тяжелом положении оказалось несколько французских отрядов.
И снова партизаны Игнатьева спутали фашистам все карты. Отважные советские воины зашли к немцам в тыл, сожгли все их автомашины и подвижные базы снабжения, а потом атаковали.
Через три месяца после этого боя партизанский отряд «Сталинград» под командованием Георгия Пономарева при поддержке французских отрядов налетел на железнодорожную станцию Мэри. Подойдя ночью к немецким казармам, партизаны забросали их гранатами, взорвали цистерны с авиационным бензином. В этом жестоком ночном бою погибло восемь наших бойцов. Это была наша последняя крупная вылазка перед парижским восстанием. О подготовке восстания я узнал от полковника Мануэля.
Положение немцев в Париже после высадки в Нормандии объединенных сил союзников стало критическим. Париж бурлил. Мои дорогие спасительницы – старушки Бенинг в эти дни буквально сбились с ног. С утра и до ночи они носились по огромному городу: развозили оружие, выполняли десятки срочных поручений.
14 августа 1944 года, за пять дней до восстания, я встретился в Париже с представителями движения Сопротивления, известными под кличками «Жорж» и «Гастон», а также с председателем нашего комитета Слободинским. Совещание было кратким. По приказу Слободинского мы подтянули к Парижу все свои отряды и утром 19 августа по сигналу из Булонского леса ворвались на улицы города.
Отряду «Сталинград», при котором я находился, было приказано очистить от немцев улицу Гренель. Как известно, на этой улице находилось наше посольство. Надо было видеть, с какой отвагой дрались наши бойцы за эту, тогда такую близкую частичку советской земли на территории Парижа! Овладев посольством, мы водрузили над ним Красное знамя. Потом мы пели Советский гимн…
Бой шел днем и ночью. Немцы отчаянно сопротивлялись. На третий день, прижатые к Сене, они не выдержали натиска восставших и стали сдаваться в плен».

Дружеское отношение со стороны местного населения встречали и те советские люди, которых судьба забросила в Италию, Бельгию, Голландию и другие страны.