Единственный недостаток честного человека - это доверчивость.

Филип Сидни

Летопись поселка

Посёлок Ивот. Летопись городов и сёл Брянщины. Посвящается славному юбилею
   Проживая в Ивоте 68 лет и работая учителем с 1916 года, я хорошо знаю жизнь нашего посёлка и завода. Кроме того у меня оставался долгие годы справочник "Орловские епархиальные ведомости", где со всеми подробностями описывались все мальцовские фабричные посёлки: Песочная (Киров), Людиново, Сукремль, Бытошь, Ивот, Старь, Знеберь, Дятьково, Стеклянная Радица и Радица Паровозная. К сожалению, когда я был на фронте, немцы сожгли дом и забрали библиотеку, а в том числе увезли и эту книгу.
   Когда Меня родители отдали учеником в единственную в то время школу, Я часто ходил на свой завод к отцу - распущику полубелого стекла, и мне почему-то всегда бросалась в глаза большая чёрная цифра на здании завода - год 1785. Это было началом жизни нашего самого старого стекольного предприятия по выработке оконного стекла.
   Мальцов избрал местом постройки стекольного завода именно наш посёлок потому, что вокруг него было самое заболоченное место, а в болотах было много кварцевого песка. Одно из таких мест называлось "Пьяным мостом" на реке Копна. Место, где промывался песок, называлось Куприяновой смойкой.
   Кроме того, кругом Ивота стоял большой лес, нужный для топлива заводу, для выработки древесного угля и золы, которые употреблялись для варки стекла. В то время для приготовления стекла не употреблялись ни сода, ни сульфат, ни доломит. Песок, бой стеклянный, тёртый уголь и зола - таков был рецепт стекла. Требовалась и вода для работы завода, а через посёлок проходили речки Ивоть, Лозня, Копна, Шумоветка, Низь. По распоряжению Мальцова их запрудили и сделали два больших водоёма, которые и в настоящее время питают завод.
   Будучи молодым я беседовал с бабкой Екатериной Садовниковой, которая умерла в 1923 году, когда ей было 104 года. Она рассказывала нам, что ей пришлось быть крепостной девушкой и работать в Ивоте на возделывании сахарной свеклы, которую потом увозили на Любохонский сахарный завод. Когда барин приезжал посмотреть на их работу, он иногда зазывал девушек к себе и угощал леденцами. Барин Мальцов любил красивых. Был общий обед на работе, варили всё в общем котле, а ели в деревянных чашках деревянными большими ложками. Со вздохом Екатерина Садовникова рассказывала, что тяжела была жизнь крепостных.
   В посёлке не было тогда ни школ, ни церкви и даже своего кладбища. Покойников хоронили в Дятькове, а улица, где прощались родные и знакомые с покойником, долгие годы называлась "Голосиловкой".
   Школа, церьковь и кладбище появились в Ивоте лишь в 1882 году. В школе был первым учителем Иван Павлович Шилин и только значительно позже, уже в Земскую школу, были присланы Николай Андреевич Богомолов и его жена София Сергеевна. Улица, где возведён наш завод, всё время называлась Старой Слободкой.
   Для обучения стекольному мастерству Мальцов прислал бельгийцев и немцев. Он выстроил несколько двухэтажных деревянных домиков. Место это всё время называлось Немецкой слободкой.
   Наш завод представлял собой высокие деревянные здания, в которых были размещены горшковые печи, "разводные и распускные" печ, где халявы распускались и проглаживались в листовое стекло. Было ещё деревянное здание, здесь работали резчики стекла. Они алмазом резали по размерам стекло и производили тут же упаковку в ящики. Кругом весь завод был обнесён трёхметровым частоколом "под гвоздь".
    И только позже было построено кирпичное здание гончарного цеха, которое и сейчас стоит.
   Первым управляющим завода был бельгиец Арк, его помощником бельгиец Аль. А специалистом по строительству горшковых печей был назначен Д. Д. Немчинов.
     С каждым годом потребность в стекле всё увеличивалась. Нужно было налаживать и производительность, а горшковые печи не были пригодны для этого. Построили 2 ванные печи. Одна из них давала полубелое тонкое стекло, а другая - бемское. Пробовали лить ребристое карабельное, но это стекло не пошло в работе. Наши рабочие быстро освоили производство стекла, несмотря на то, что работа была настолько тяжела, что не каждому удавалось стать бемским мастером, так как тяжелая бемская трубка с комом стекла весила 20 килограммов и требовалось ртом раздуть этот ком в длинный цилиндр (муштран). Отдельщиков иногда привязывали цепью за брезентовый пояс, чтобы мастера не утянуло под верстак, где была глубина 6 метров.
   В это время на заводе уже не осталось ни бельгийцев, ни немцев - технологов, они все были заменены своими рабочими. Заводы и фабрики перешли от Мальцова к Акционерному обществу мальцовских заводов. Директором на завод был прислан военный капитан М. А. Маурин, а его помощником Л. А. Гезбург, а инженерамибыли назначены Н. П. Красников и А. А. Гезбург.
   В 1910 году акционеры решили пригласить американцев построить у нас в Ивоте механизированный стекольный завод. На эту работу были присланы их инженеры, их техники и рабочие. Завод был построен быстро, и стекло начало выдуваться механизированным способом. Тянулись муштраны по длине 18 метров и шириной три четверти метра. Механизация вытеснила многих рабочих с завода, и они стали безработными. Стеклодувы начали разъезжаться. Посёлок начал хиреть. Но американской машине не долго пришлось существовать, она почему-то стала давать брак и бой, принесла огромные убытки капиталистам и её убрали.
   Снова были восстановлены 2 ванных печи полубелого и бемского стекла. Стеклодувы возвращались на свои места. Улица, на которой размещались бемские мастера, долго называлась "Богачевкой".
    В это время открылась в Ивоте Церковно - учительская первоклассная школа. В ней было 6 учителей с высшим образованием. В земскую школу были присланы  Дмитрий Дмитриевич Иванов и его жена Капиталина Сергеевна, которая при Советской власти первая была награждена орденом "Знак почёта".
   Пришёл Великий Октябрь... Вливались новые силы в школы и на завод. На место Богомолова из Сосновки был переведён Соловьёв и Троицкий. Богомоловы перешли в Любохну. Построена была новая школа на 480 мест. На заводе ручной тяжелый труд выдувальщиков заменился листовым вытягиванием стекла машинами "Фурко" (чехословацкие), а затем своими - ВВС, которых было в Ивоте 11.
   Все рабочие были переквалифицированы и все остались работать на своих местах. Уезжать никому не пришлось.
   С каждым годом жизнь в посёлке неузнаваемо улучшалась, посёлок рос, завод работал полным ходом, жизнь текла спокойно и хорошо.

 

Газета "Пламя труда" от 27 апреля 1967 г., стр. 2-3.