Ивот. Историко-экономический очерк к 50-летию СССР

С каждым днем все ближе и ближе подходим мы к знаменательной дате в истории нашего государства - 50-летию СССР.

Есть на карте Дятьковского района рабочий поселок Ивот. Живут там трудолюбивые люди, стеклоделы по профессии. Много славных страниц было в трехсотлетней истории поселка. А сейчас ивотчане своим трудом пишут новые, и сколько больших дел еще свершат сни! Свое главное предприятие - стекольный завод — ивотчане сделали лучшим в районе. Его продукция идет во многие страны мира. А как же шли ивотчане к сегодняшним успехам? С чего начался поселок 300 лет назад, как он рос, крепил свое благосостояние, Как менял свой внешний облик? Какой вклад внесли, вносят и будут вносить ивотчане в укрепление могущества страны Советов?

Об этом в какой-то мере расскажет читателям «Пламени труда» историко-экономический очерк, который мы сегодня начинаем публиковать.

I ТАК НАЧИНАЛСЯ ИВОТ

Впервые слово «Ивот» упоминается в старинных писцовых книгах, датированных 1626—1630 годами. Однако «Ивот»—это не название поселения, а название речки. В Московском Центральном Государственном Архиве Древних Актов (ЦГАДА) в списках с переписной книги за 1676 год в фондах Поместного приказа (№ 1209 един. хран. 10235, лист 219-й, порядковая запись № 294295) значится деревня Чернятичи на речке Ивоте за стряпчим Михаилом Патрикеевичем Юсуповым. Список же с писцовой книги Брянского уезда, подгородный стан, Фокинской волости (фонд 1209, книга № 10231) говорит, что все селения находились на земле Юсупова Патрикея Степановича. Первое упоминание о речке Ивот находим в летописях за 1626 год.

Рождение же села Ивот относится к периоду царствования Ивана Грозного. Жили здесь первоначально и в дальнейшем люди, занимавшиеся сельским хозяйством. Надо признать, что природа действительно щедро одарила эти места: заливные луга, леса, речки способствовали появлению первых поселенцев. Лежащие вокруг густые чащобы и непроходимые болота делали расположение селения Ивот выгодным и в военном отношении. Около сотни лет прожили древние ивотчане, сажая картофель да свеклу, сея рожь да овес, не втягиваясь ни в какие войны и ссоры.

Но в 1785 году нарушен был покой древних ивотцев: на речке Ивоте, в Чернятинской лесной даче, на крепостной (доставшейся от Марии Васильевны Мальцевой по наследству) земле, была заложена стеклянная фабрика. Так началась новая история села Ивот.

Ивотская стеклянная фабрика в 19 веке

Что же заставило фабриканта Мальцева построить фабрику на глухом болотистом месте? Это, прежде всего, все условия для производства стекла: во-первых, вокруг залегал кварцевый песок — основной компонент шихты, во-вторых, дремучие леса вокруг фабрики давали достаточное количество топлива. Основные цеха фабрики были построены на высоких дубовых колоннах. Эти деревянные строения называли «гутой», а цех, в котором варили стекло, — «гутенским». Варили?... Именно варили, как варят в русских печах борщ или кашу. В большую круглую печь ставили 3—4 больших глиняных горшка. На лошадях привозили к печи дрова, песок. В горшки засыпали песок, мел, соду. Все это тщательно перемешивалось. В жаром пышущей печи вся эта смесь начинала плавиться и преврадуть. Мастер дул в трубку и.размахивал ею во все стороны, пока на конце трубки не образовывался длинный стеклянный пузырь. Кто-то в шутку прозвал его халявой, то есть голенищем. Так и стали с тех нор именовать его в стекольном производстве, «халявой». Готовые цилиндры переносили в так называемую распускную печь, после нагревания в которой они развертывались и раскатывались в листы. Чтобы «стеклянный» мастер не упал с халявой с высокого помоста, его привязывали брезентовым поясом к столбу, вбитому возле стекловаренной печи.

Опытных «стекольных» мастеров называли бемскими. Откуда же пошло это слово? Происхождением своим оно обязано названию германского города Богемии, откуда вывез Мальцев рецепт приготовления стекла. Именовали стекло сначала «богемским», а затем русский язык выбрал для себя более легко произносимое слово «бемское». Так и возникло название одной из забытых теперь профессий—бемский мастер.

Так работали бемские мастера

Не каждому рабочему удавалось освоить секреты этой профессии. И главной причиной тому были ужасающе трудные условия, в которых находились во время работы бемские мастера. Тяжелая бемская трубка с комом стекла на конце весила до 20 килограммов. Все работы выполнялись в изнурительной жаре, вручную. Продолжительность рабочего дня составляла 12—14 часов в сутки. Только с 8 марта по 29 декабря 1905 года зарегистрировано 96 несчастных случаев (арх. фонд № 196, шнуровая книга о несчастных случаях).

...Для постройки фабрики и работы на ней местного населения далеко не хватало, и Мальцев вынужден был привозить сюда крестьян из других мест: с Черноморского побережья, из Сибири, Башкирии, Тулы. Выбирал он в основном сильных, рослых людей. От названия местностей, откуда были родом люди, пошли коренные-ивотские фамилии. Крепостные из Тулы, прозванные туляками, положили начало династии Туликовых, уроженцы из Башкирии дали жизнь Башкировым. Особенно интересна история происхождения фамилии «Шуруповы». Дал ей жизнь сам Мальцев. А дело так было: выбирал фабрикант себе рабочих, увидел одного и говорит: «Этот мне подойдет—ладен, как шуруп». А когда родился у этого рабочего сын, то про него говорили: «Это шурупов сын идет».

Бывший рабочий Ивотской фабрики Александр Иванович Чернов вспоминает:

—Дед мой, Гаврила Николаевич Чернов—мастер по выработке оконного стекла и крепостной Мальцева, рассказывал о причудах и забавах генерала. Разъезжал он по фабрикам и заводам в огромной карете, запряженной тремя парами рысаков: «шестериком». В заду кареты всегда лежали три мешка: с пряниками, леденцами и медными монетами. Бывало, как увидят на пожарной вышке «выезд» Мальцева еще на околице села, тотчас же зазвонят в пожарный колокол. По этому звону мастеровые и члены их семей бегут встречать «владыку» и низко кланяются ему. В ответ на поклоны Мальцев бросал в толпу встречающих гостинцы и деньги. Каждый стремился схватить их, и получалась свалка, доходившая до драки. Мальцев хохотал, довольный собой и зрелищем. Оттого нас, фабричных, уже при моей жизни дразнили: «Звони! Звони! Мальцев едет!».

Поселок Ивот в те времена, при крепостном праве и после его отмены, был типичным фабричным селом. Рабочие и служащие жили в собственных домах с приусадебными земельными участками, имели луговые наделы. Своя коровка, поросенок и куры были почти у каждого: без этого подсобного хозяйства трудно было прожить многочисленной семье рабочего или служащего, так как заработок их был очень скудным.

Главную власть в селе осуществлял полицейский урядник. Он следил за порядком и вел борьбу с преступностью. Однако особое внимание он уделял выслеживанию противников царского строя — революционно настроенных рабочих. Кроме того, на сельской сходке выбирался сельский староста. На. сходке решались также общественные дела, главным образом распределение налогов «по душам» и сбор их. За неуплату налогов сводили со двора последнюю скотину и продавали ее с торгов. Но все же поистине главными властителями на селе были управляющий фабрикой, мастера и другие начальственные лица. От них зависела судьба работавших на фабрике. В подтверждение этому можно привести два примера.

В 1912 году при управляющем Маурине в Ивоте был построен Народный дом. Средства на его строительство были взяты единственно из штрафов, которые накладывались на рабочих. А посещало этот народный дом только начальство...

Тот же Маурин решил повести борьбу с пьянством и вытекающими из него прогулами. Кроме штрафов, он добился решения сельской сходки о закрытии «казенки» (так называлась лавка, где продавалась Водка). Но не прошло и трех месяцев, как «казенку» вновь открыли: прогулы увеличи лись, так как рабочие ходили за водкой в соседнее село Старь. А чтобы лишний раз не возвращаться и не ходить за 6 верст, загуливались в получку на. 2—3 дня. Кроме штрафа, контора по решению сельской сходки высчитывала из зарплаты один процент на строительство кирпичной церкви. На фабрике велись «черные списки», в которые заносились рабочие, замеченные в деятельности против царского режима. Попавший в такие списки увольнялся с работы и фактически терял всякую надежду вновь устроиться на завод, принадлежавший мальцевскОму акционерному обществу. Одной из главных достопримечательностей Села был водопровод. В 1958 году при строительных работах на бывшем заводском дворе фабрики рабочие нечаянно наткнулись на несколько пригнанных в стык к друг другу сосновых кругляков. Они соединялись между собой при помощи железных колец. Это и были части водопровода. Внутренний диаметр составленной таким образом трубы равнялся 6—8 сантиметрам, наружный—20-25 сантиметрам. Лежали трубы на глубине двух метров. Оказалось, что этот трубопровод питал водой небольшой сахарный заводик, который существовал в Ивоте. Со строительством стекольного завода опять стала ощущаться нехватка воды. Тогда в 1785 году вода вторично была подведена к заводу. Здесь она собиралась в специальном резервуаре и по чугунным трубам поступала в цеха. В это время к концу XVIII века в селе уже имелись свои мастера «насосного дела».

На основе водопровода выше упомянутый управляющий фабрикой М. А. Маурин в 1908 году построил в Ивоте. первый фонтан. Однако подавляющее большинство жителей села брало воду из колодца и речек. Сегодня в Ивоте действуют две водопроводные башни, которые питают водой завод и поселок. Современное асфальтовое покрытие улицы Ленина кажется ивотчанам извечным. А ведь было время, когда поселок утопал в непролазной грязи, липкой и топкой, как болото. В знойные летние дни грязь превращалась в мягкую подушку из пыли, которая при малейшем движении на улице окутывала людей. Первые мостовые Ивота отличались от современного асфальта, как небо от земли. Делались они так: бревна длиной до 3 метров обтесывались с боков и укладывались поперек улицы одно к одному. Часто бока бревен не тесали, и тогда телега при езде с грохотом прыгала с бревна на бревно, как с кочки на кочку Такие настилы сохранились на мостиках на окраине поселка. В 1910 году в селе были сделаны дощатые тротуары и разбит парк, где произрастали терновник, акация, березы, ели и липы. Существовал в то время в селе и спорт. В 1992 году управляющий фабрикой Маурин решил всерьез заняться футболом... «потехи ради».

По большому пустырю дружной ватагой носились ребята за резиновым шаром, который именовался «футбольным мячом». Не каждому удавалось хорошо ударить по шару: иной ногой стукнет, так земля вверх, пальцам больно, а мяч на месте. Видя это, Маурин выписывает тренера. Вначале существовали две команды: в одной играли сыновья служащих, в другой - мастеровые. Так как рабочие все время выигрывали у служащих, Маурин соединил две команды в одну. С 1913 года ивотские футболисты долгое время держали «пальму первенства».

Теперь снова вернемся к разговору о фабрике. До 1903 года на Ивотской фабрике было две ванных печи. В одной варили простое полубелое стекло, в другой — бемское, двойное и полуторное. Простое стекло было тоньше и меньше размером, бемкое — толще и шире. Из простого стекла выдували халявы, из бемского муштраны, т. е. те же халявы, только больше и тяжелее. Выдуть муштраи мог не каждый мастер, поэтому на бемской ванне работали самые здоровые и опытные стеклодувы. Гутенский цех больше походил на сарай, только стены его были сделаны не из бревен, а из листового железа. Пол был устлан кирпичом. Через цех шла узенькая железная дорога. По обеим сторонам прохода ставились только что выдутые халявы. Они стояли кучами — «переделами», Прежде чем превратиться в лист стекла, халява должна была после выдувания пройти большой путь.

Девушки подносчицы брали халявы по две в каждую руку и небли к распускным машинкам. Распускные машины стояли возле стен цеха по обе стороны прохода. Они были похожи на большие восьмерки, так как состояли из двух кругов — одного горячего, другого—мелового, обложенных со всех сторон кирпичом. На горячем кругу распущики выглаживали халявы и листы, на меловом выглаженные листы остывали.

Работа па распускных машинах (их было восемь) была очень тяжелая. С одной стороны мальчики-«вертуны» крутили ручки шестерен. Посылалыцики клали в проходы между каменными плитами-лавами халявы. С противоположной стороны стояли распущики. Их было два, кроме них, имелся еще бралыцик и съемщицы. Бралщик поднимал железным шестом халяву, подогревал ее перед огнем, вырывавшимся из жерла газовой печи, и клал ее на подходившую очередную лаву. Распущик разворачивал халяву железным крюком и «выглаживал» ее гладилкой из сырого ольхового полена, насаженного на железный шест. После охлаждения на меловом кругу полученный стеклянный лист можно было пускать в дело. Во второй половине 19-го века на Ивотской стеклянной фабрике имелись следующие структурные части:

  1. Материальный отдел.
  2. Общий отдел.
  3. Отдел кадров.
  4. Лесной отдел.
  5. Отдел личного состава.
  6. Бухгалтерия.
  7. Канцелярия.

(Для справки: ГАБО, ф. 523, он. 1, ед. хр. 281, А. л. 19-20).

Так выглядили цехи фабрики после войны

В 1894 году на фабрике произошел большой пожар. Старший смотритель гуты Василий Нефедьевич Никонов запьянствовал в кузнице, откуда и начался пожар. Загорелись дрова, потом цеха. Ущерб был колоссальный. Однако в 1895 году фабрику вновь восстановили. В 1906 году управляющим фабрикой был назначен Маурин. Он сменил на этом посту бельгийца Арки. По имеющимся архивным данным, выпуск оконного стекла в 1908 году составил: бемского — 55 тысяч ящиков; полубелого — 19 тысяч ящиков; Цветного — 2 тысячи ящиков, или веет 752 тысячи квадратных метров.

В 1910 — 1911 годах впервые в России на Ивотской стекольной фабрике под руководством инженера Суровцева Василия Петровича (ныне Лауреат Государственной премии СССР, проживает в Москве) был налажен механизированный способ производства листового стекла по способу Зиверта. Машины вытягивали длинные стеклянные цилиндры, длиной примерно в 4 человеческих роста. Однако эти остановки быстро поломались. Налаживать никто не стал, потому что вдоволь было дешёвой рабочей силы. И стекло вновь стали вырабатывать вручную.

II. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В ПОСЕЛКЕ

12-15-часовой рабочий день, низкие заработки, хитрая, тонко продуманная система штафов, каторжные условия труда, все это доводило рабочих и их семьи до полного обнищания. Люди протестовали против всего этого. Однако их протест выражался в основном прошениями, которые часто вовсе оставались без ответа. Это, конечно не могло изменить положение трудящихся. А рабочее движение находилось еще в самом зачатке. Однако, как писал В. И. Ленин, видя, что поодиночке каждый из них совершенно бессилен, рабочие начинают сообща поднимать восстание против своих хозяев».

21 июля 1898 года 60 рабочих Ивотской рабочей фабрики выступили с протестом против низких расценок и заявили, что если в течение двух недель не будут повышены расценки, «они не явятся на работу» (ГАБО, ф. 523, on. 1, ед. хр. 281, л. л 19—20). Эта стачка возникла, как стихийный протест в ответ на попытку фабриканта снизить заработную плату и увеличить рабочий день. Тем не менее она стала свидетельством пробуждения классовой сознательности ивотских рабочих.

1905-й ГОД

Большой и трудный путь прошел российский пролетариат со дня Кровавого воскресенья — 9 января 1905 года.

По Брянщине прокатились мощной волной демонстрации и выступления рабочих. 18 октября 1905 года в Ивоте состоялась политическая демонстрация. Борьба продолжалась. 5 ноября вспыхивает забастовка на стекольной фабрике. 22 ноября в результате забастовки мелких служащих и телеграфистов было прекращено движение поездов на железной дороге Акционерного общества мальцевских заводов. В Ивоте уже существовал к тому времени социал-демократический кружок, в который входили рабочие И. М. Емельянов, Ф. П. Никольский, А. Ф. Никаноров, И. П. Мавренков, Н. А. Анцишкин, А. И. Огородников, Н. Маркин, 3. Лютер, Лунин, Азбукина, Шилин и Л. Е. Мешков.

Лука Егорович Мешков был прекрасным оратором, его любили рабочие. Всякое свое выступление он заканчивал такой шуткой; «Вот, братцы, будет Лука, будет и мука!» Под воздействием ленинской «Искры», доставлявшейся на заводы Мальцевского района из Женевы, кружки и группы стали приобретать черты социал-демократической организации. Мальцевский район стали посещать профессиональные революционеры: Игнат Фокин, Борис Воулин и другие для создания организаций РСДРП и налаживания связи с центром. Ивот не вошли в созданную Дятьковскую партийную группу. Выполняя указания В. И. Ленина, дятьковская партийная группа значительно активизировала свою агитационную работу на фабриках и заводах. Руководство партийной группы проявилось в возникших экономических забастовках рабочих и «хлопчиков» Дятьковской хрустальной фабрики, лесопильного завода, железной дороги, стекольных заводов в Стари и Ивоте. Партийная группа ставила важнейшей задачей добиться перерастания экономических выступлений рабочих в политические с требованием 8-часового рабочего дня, введения свободы слова, печати, собраний и митингов. В конце села, в районе нынешней Школьной улицы, тайно собирались ивотские большевики, чтобы отсудить планы дальнейшего хода борьбы с капиталистами. Глухой лес скрывал революционеров от местных шпионов. Здесь ивотчане печатали на гектографесвон листовки здёсь же читали «Искру», Мальцевский.- «Брянский голос». Вот выдержка из одной листовки с грифом «совершенно секретно», который получил управляющий фабрикой Маурин. Полиция приготовилась к усмирению «бунтовщиков». Однако не дремали члены ячейки РСДРП. Они 3 марта оповестили всех рабочих о том, что произошла революция. «К рабочим стекольных заводов.

… Всем рабочим, в частности, рабочим стекольных заводов, необходимо бороться со своими эксплуататорами, т.е. капиталистами, бессовестно и нахально обирающими рабочий люд. Товарищи! Довольно молчать! Довольно покорно гнуть спину, пора спросить ярмо капиталистов-эксплуататоров.

Да здравствует борьба рабочих стекольных заводов!

Да здравствует рабочий класс – пролетариат! Да сгинет эксплуатация! Товарищ! Прочитав, передай.

1905 год, июль, Брянск».

В связи с усилением активности и большим размахом рабочего движения, царское правительство и орловский губернатор вынуждены были не голько увеличивать число полицейских и жандармовов, но и держать в Дятькове три сотни казаков для подавления, социал-демократического и рабочее движения, политических требований пролетариата. Так начиналась, по определению В. И. Ленина, енеральная репетиция Великого Октября. Она подготовила и закалила борцов революционеров, которые победили в 1917 году.

III. ИВОТ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ

На заре советской власти рабочий поэт Евгений Гольцов так писал о селе Ивоте:

Кривые хилые избушки,

Кругом леса, да гладь пруда,

Стоят избушки, как старушки,

И тихо плещется вода.

Дымит вблизи завод стекольный,

Стекло звенит, стекло гремит,

И над трубою ястреб вольный,

На фоне облачном парит.

О сотнях и тысячах российских деревень и поселков можно было написать такие стихи. Именно хилые избушки определяли лицо провинциальной России накануне 1917 года. И вот пришел тот великий ваятель, который провел первую грань новой жизни на бесформенной глыбе капиталистической России. Великий Октябрь положил начало Социалистическому строю.

Пришла весть о свержении царя и образований Временного правительства и в рабочее село Ивот. Ее пытались запрятать в телеграфный бланк. На фабрике был введен 8-часовой рабочий день. В мае 1917 года в Ивоте была создана коммунистическая организация сельского Совета.

Председателем ее стал рабочий В. Й. Садовников, Организовался профсоюз рабочих-стекольщиков. Его. председателем был избран В. Садовников.

Первыми чекистами в поселке стали Александр Петрович Амельянов, Александр Малюшкин и Алексей Сафронов.

После Октябрьской революции во второй половине 1918 года Ивотская фабрика, как и все мальцевские заводы, все еще находилась в ведении бывшего «Акционерного общества». Однако в течение всего года шла упорная борьба между управлением «Акционерного общества» и профсоюзами заводов за национализацию предприятий.

Позже собрался съезд представителей всех заводов округа, который признал необходимым национализировать все заводы «Общества». Это решение на Ивотской фабрике , как и на всех заводах Мальцерского округа, встретило горячее одобрение... "Много разговоров и споров шло о том, каким образом осуществлять управление заводами. Некоторые, например, предлагали на каждом предприятие избрать представителя от рабочих и поставить их во главе всех дел".

В сентябре 1918 года Учредительный съезд профсоюзов принял решение создать объединенное правление всех заводов. Президиум согласился с реорганизацией управления «Акционерного общества». Однако помимо вышеуказанных трех представителей от рабочих, ввел в состав еще одного своего представителя. Положение рабочих на фабриках и заводах Мальцевского округа было тяжелым. Снабжение сырьем ухудшилось, продовольствия не было, рабочие голодали. Все настойчивее раздавались требование о переводе правления из Петрограда в Дятьково и полной национализации предприятий. 12 декабря 1918 года Президиум ВСНХ, на основании решения С 1 ГК,"объявил все дела, капиталы, предприятия и прочее имущество «Акционерного общества» собственностью государства. Был создан Государственный Мальцевский фабрично-заводской округ, центром которого стал г. Дятьково. Сюда вошла и Ивотская стекольная фабрика. Срау же после изгнанного управляющего Маурина ервыми директорами фабрики был Николай Гриэрьевич Маркин, Игнат Петрович Мавенков. Оба ышли из рабочих семей, были одними из первых оммунистов Ивота. Период с 1918 по 1922 год был одним из самых рудных в истории фабрики. Предприятие работао с частыми перерывами. Государство не имело остаточных средств для обеспечения промышлености сырьем, топливом и т. д. Существование фарики целиком основывалось на трудовом героизме абочих. Они сами заготавливали топливо, искали cырье. В 1919 году в результате тяжелого продовольтвенного кризиса правление вынуждено было выавать рабочим продукцию фабрики—стекло в счет заработной платы. Ивотским рабочим прихоилось ездить по деревням и селам, обмениватьгекло на хлеб и другие продукты. В 1921 году., по окончании гражданской войны, правительство создало комиссию по восставовлеию и развитию Мальцевского промышленного окуга. Начиная с середины 1922 года, положение остепенно стабилизируется. Особое внимание в гот период уделяется электрификации района, троится электропередача высокого напряжения Дятьково - Ивот. Составленный проект плана вьходил далеко за рамки восстановительного периода предусматривал полное переоборудование промышленности округа.

Одначо с 1923 по 1925 год Ивотская стекольая фабрика была поставлена на консервацию. Дело осложнялось тем, что не хватало топлива и не было возможности подвезти его. Одна печь требоала по 6 кубометров литров в сутки. С другой стооны, стекла было выпущено много, вывозить его также было не на чем и некуда, таким образом, жизнь в цехах фабрики замерла, машины и станки покрылись пылью...

Вторая жижнь Ивотской стекольной фабрики при Советской власти началась 17 сентября 1925 года, газета «Брянский рабочий» (№ 236) писала по тому случаю:

«Торжественный пуск Ивотской фабрики бемского стекла. Единогласно решением рабочих фабрика названа именем тов. Дзержинского.

Празднично разодетая тысячная толпа рабочих, украшенные флагами фабричные строения, соответствующие моменту плакаты и лозунги—все говорило о крупном торжестве в Ивоте. Еще несколько месяцев тому назад полуразрушенное, почти заброшенное здание фабрики, сейчас преобразилось. Отремонтированы корпуса, клуб как бы во все новенькое.

День 17 сентября—день пуска фабрики—останется надолго в памяти рабочих, ибо во время остановки фабрики тяжело приходилось ивотскому рабочему. Недаром, по предложению беспартийной группы рабочих этот день постановлено праздновать ежегодно, взамен одного из религиозных праздников. Недаром, под гром аплодисментов, вся масса присутствующих рабочих свое детище — фабрику решила назвать именем товарища Дгержинского.

Большое событие для ивотковцев, для всего Советского Союза — пуск фабрики, изготавляющей бемское стекло, и потому решили рабочие приветствовать телеграммами ЦК РКП и другие высшие организации Союза, поделиться с ними своей радостью.

Вид на ивотскую фабрику

Будет жить фабрика, будет ширить производство, будет крепить промышленность в этом твердо уверены ивотские рабочие. И первые две недели подготовительной работы фабрики уже доказали это на деле. 50 процентов брака—болегнь прошлого, уходит в вечность. Лсзунг: «За лучшую продукцию!»—понят и проводится в жизнь. Экономия государственных средств—на первом месте, а потому 50000 рублей сумели ивотковцы сэкономить на ремонте фабрики.

Жизнь поселка забьет интенсивнее. Экономическое положение рабочих улучшится. Культурно-просветительная работа усилится.

Это будет!

За это говорит бодрая уверенность, светящаяся во взоре ивотского рабочего, стоящего у привычного станка.

А. Д.» 

5 октября 1925 года «Брянский рабочийопубликовал ответ Ф. Э. Дзержинского рабочим Ивотсксй фабрики. Бот что в нем говорилось «Благодарю общее собрание рабочих и служащих Ивотской фабрики за желание присвоить таковой мое имя. Считал бы более целесообрагным назвать фабрику в честь какого-нибудь передового борца, рабочего-из стекольщиков, так как возрождение промышленности, одним из многих примеров которого является пуск Вашей фабрики, обязано ппежле всегс усилиям рабочего класса и его партии. Не сомневаюсь, что в осуществлении задачи союз рабочего класса с крестьянством Вы приложите все усилия, также дадите высокую производительность и дешевое стекло, в котором столь нуждается деревня.

(Председатель ВСНХ СГСР Дзержинский)».

Вот как проходили первые дни работы: «19 сентября 1925 года Ивотская фабрика отправила первый вагон выработанного стекла. На днях будут отправлены два других вагона. ...В резке накопилось около 2000 ящиков стекла, уложить которые пока не представлялось возможным из-за отсутствия ящиков».

Однако темпы производительности труда нарастали. В 1926—1927 г.г. фабрика превзошла по выпуску продукции уровень 1913 года, производительность труда по сравнению с той же датой возросла на 17,7 процента. Значительно улучшились материальные условия жизни рабочих. Если в 1913 году среднемесячная заработная плата рабочих составляла 26 руб. 06 коп., или 1 руб. 06 коп. в день, то в 1927 году—65 руб. 89 коп., или 2 руб. 29 коп. в день.

В апреле 1929 года XVI партийная конференция приняла первый пятилетний план развития народного хозяйства. Он был рассчитан на построение фундамента социалистической экономики, используя новейшие достижения науки и техники.

В 1929 году началось строительство нового корпуса основного цеха на Ивотской фабрике. После тяжелой «духовой» работы рабочие добровольно шли и строили здание цеха.

Уходил в прошлое халявный способ производства оконного стекла. В новом здании основного цеха были установлены 11 машин вертикального вытягивания стекла конструкции Фурко. Благодаря новшеству качество продукции намного улучшилось: завод выпускал до 80 процентов стекла 1-го сорта. Большой удельный вес занимало производство фотостекла. После реконструкции мощность завода стала исчисляться в 3 млн. 124 тысячи квадратных метров продукции.

В 1929 году Ивот становится городом. Однако просуществовал им он около пяти лет, а в 1936 году стал поселком городского типа. На заводе в 1930 году развернулось стахановское движение. Ведь только недавно стекло вырабатывалось вручную. А теперь появились первые машины вертикального вытягивания стекла. Осваивать их было трудно. Первым ведь всегда трудно. Кто же был первым среди ивотчан? Это бригада Михаила Васильевича Игуменова и Ивана Федоровича Горосова. Вот что писали про них в то время:

«Заключив договор соревнования за хорошие качественные и количественные показатели, Игуменов и Торосов поставили основной задачей доказать на деле, что при внимательном отношении рабочих к работе машины Фурко могут работать хорошо и давать хорошее стекло. И они доказали это: свою производственную программу выполняют ежемесячно не ниже 100 процентов, боя дают в два раза ниже плана. Бригадиры Игуменов и Торосов опираются в своей работе на лучших ударников. И этими лучшими являются в бригаде Игуменова: Ростовский Филипп, Козельский А. Н., Митин М. А., Игуменов Ф. В., Чубуков И. С.. Леонова Екатерина. В бригаде Горосова—Касьянов В. А., Куксин М. М., Игуменова Аграфена».

По мере освоения новой техники росли и производительность труда, и выпуск продукции. В 1937 году выпуск оконного стекла составил 3 млн. 224 тысячи квадратных метров. Однако в последующие годы выпуск стекла заметно снизился, так как сказывалось отсутствие топлива. Производство работало не на полную мощность, часть рабочих была направлена на заготовку дров.

Вследствие необеспеченности топливом и отсутствия острой потребности в стране в оконном стекле в 1939 году профиль завода был изменен.

На заводе было начато строительство новых производственных корпусов. Однако полностью закончить строительство и оборудовать их до начала Великой Отечественной войны не удалось. В 1940 году производство оконного стекла было законсервировано. В том же году параллельно со строительством новых цехов была построена и пущена в эксплуатацию установка по выработке стекловолокна. Она и работала до сентября 1941 года.

В сентябре 1941 года часть заводского оборудования была демонтирована и вместе с небольшим количеством рабочих и инженерно-технических работников эвакуирована в Татарскую АССР на стеклозавод «Победа труда». Шла Великая Отечественная война. Под ударами немецких войск наша армия вынуждена была начать временное отступление. В числе других был оккупирован фашистскими войсками и рабочий поселок Ивот. Гитлеровцы устанавливали «новые порядки», старались запугать народ.

Люди не могли смириться с самозваной «новой властью». Они уходили в леса, организовывали партизанские отряды. Начиналась народная война... В числе других вела бои с фашистами и группа ивотцев под командованием Александра Сергеевича Земского.

А в это время в самом поселке действовала группа молодых подпольщиков. Зина Иванова — бесстрашная разведчица и связная, Валя Лупина, Анатолий Митин погибли от руки фашистов, борясь за освобождение родного поселка. Их сверстник Евгений Шурупов в родном небе совершил воздушный таран самолета противника, за что посмертно был награжден орденом Ленина. Зина Иванова также посмертно была удостоена ордена Великой Отечественной войны 1-й степени.

Придите в народный музей поселка Ивот. Нельзя без волнения смотреть на тот стенд, который рассказывает о зверствах фашистских оккупантов. В списке расстрелянных 89 человек. Прочитайте эти имена и фамилии: П. Ф. Баранов, Т. А. Косова, В. С. Шилин, К. Г. Шурупова, Н. С. Митин, А. С. Чубукова. Их жизни прервала фашистская пуля.

А вот что писала газета «Фокинский рабочий» № 9 за 3 февраля 1944 года, сразу вскоре после освобождения поселка:

«Чудовищные злодеяния гитлеровских извергов в Ивоте.

АКТ.

Мы, нижеподписавшиеся, комиссия, составили настоящий акт о чудовищных злодеяниях немецкого карательного отряда, находившегося с июня месяца 1942 года по 14 сентября 1943 года на территории поселка Ивот.

При помощи документов, свидетелей и очевидцев установлено, что немецкий карательный отряд под командованием немецких офицеров Пауля Доннельского и Адольфа Шумана, ворвавшись в поселок, с чудовищной жестокостью издевался над мирными жителями.

В июне 1942 года близ поселка Ивот фашистский карательный отряд зверски расстрелял жителей:

Митина Н. С. — 55 лет,

Митину М. С. — 54 года,

Иванову 3. — 22 года,

Лупичу В. Ф. — 20 лет,

Пасепкую С. М. — 20 лет.

В августе месяце 1942 года гитлеровские головорезы в Пионерском саду Ивота расстреляли Зуева Н. И. — 60 лет, Китаева М. И. — 40 лет, Буцкину М. В. — 65 лет, Емельянову Е. — 40 лет, трупы которых лежали незакопаны 7 дней. В то же время на площади была публично 18 марта 1943 года в 7 часов вечера немецкие изверги расстреляли еще 72 человека и повесили 8 человек. Трупы убитых и повешенных жителей не разрешали убирать 6 дней.

АКТ ПОДПИСАЛИ:

Председатель Ивотского поссовета — И. М. Туляков, Секретарь Ивотского поссовета — М. Ф. Баранова, Секретарь Ивотской парторганизации — С. Я. Медведев, Председатель райкома — В П Левочкин.

Вот еще один пример героизма ивотцев всех поколений. Мария Васильевна Кирютина знала и устраивала явки подпольщиков и партизан. Ей помогали ее сыновья, пионеры: 14-летний Виктор распространял листовки, вместе с ним ходил на задания и 12-летний Володя. Какой-то предатель выдал семью подпольщиков. Немцы долго пытали их, хотели выяснить адреса явочных квартир и фамилии партизан и подпольщиков. Но никто из троих ничего не сказал. Тогда немцы расстреляли и мать и сыновей.

Небольшой серый листок — похоронная. Он приходил в семью фронтовика, как вестник тяжкого горя. Пришел такой листок и в семью ивотчанина гвардии старшего сержанта Петра Дмитриевича Шилина. «Петр Дмитриевич Шилин убит в боях за социалистическую Родину, проявив при этом мужество и отвагу. Похоронен в г. Сарваж (Венгрия)». Да, по всей Европе покоится прах воинов-ивотчан. Они отдавали свои жизни в боях и за русские и за нерусские города и села. Но так уж есть в нашем Союзе Советских Социалистических Республик: дружба народов всегда была и будет залогом победы на всех фронтах. В большом списке павших при освобождении Ивота 14 сентября 1943 года вы увидите фамилии людей разных национальностей: Кадибала Гусейнов, Яков Гладенко, Гаяз Ахмадуллин, Зельман Розенберг, и многие другие. Их родина далеко от Ивота, и в то же время — она здесь, в русском поселке Ивот.

И Родина, и народ не забыли своих отважных сыновей. Сотни ивотцев награждены боевыми орденами и медалями Советского Союза. Среди них — Константин Иваничкин, кавалер двух орденов Славы, Алексей Курлапов — кавалер ордена Александра Невского. Именами отважных партизан названы улицы поселка Ивот: улица им. Васи Горохова (бывшая Футбольная), улица им. Зины Ивановой (бывшая Базарная). Одна из новых улиц носит имя Героя Советского Союза Алексея Шумавцова, который до войны жил и учился в Ивоте.

IV. ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ ИВОТА.

Предчувствуя свой уход, фашисты не только истребляли людей, они стирали с лица земли жилые дома, учреждения, цеха завода. Около 70 процентов стоявших до войны зданий было разрушено. Все надо было строить заново.

Сильно пострадали и цеха стекольного завода. Ивотчане, не теряя времени, приступили к его восстановлениюОтставшиеся в поселке кадровые рабочие и вернувшийся из партизанских отрядов партийный актив принялись за организацию на заводе производства стекла ручным способом. Работа предстояла большая и трудная. Редко где уцелели коробки цехов. Искореженные взрывами металлические конструкции тянулись к небу, словно взывали о помощиВзорваны были электростанция и плотина на озере. Оборудование, которое не смогли эвакуировать, было расхищено и разбросано. Осторожно ступая, рабочие бродили от цеха к цеху, и многим казалось, что не сможет теперь завод встать на ноги, что легче строить его заново в чистом поле, чем вызволять из этих страшных руин. Но болью и гневом наполнялись сердца людей при виде такого варварского разрушения их любимого детища. И вот уже родилась сама собой клятва: «Мы восстановим наш завод, возродим его былую славу».

Руки рабочих истосковались по любимому делу. А начинать надо было почти с нуля. И слесари, токари, стекловары, взяв в руки ломы, лопаты, кувалды, отправлялись разбирать завалы.

С каждым днем многолюднее становилось на территории завода. Приходили не только рабочие, но и все жители Ивота от мала до велика. Ведь завод был гордостью всего поселка. Да и потом именно он поил, кормил и одевал людей. Работы по восстановлению организовывал бывший директор завода Семен Иванович Снежков. На наиболее ответственных участках его первыми помощниками были старые кадровые рабочие Ф. М. Якушев, И. Ф. Туляков, А. В. Мешков, А. Я. Шурупов, Н. В. Ивлев, Д. И. Пушкарев, А. В. Леонов, и другие.

Прошло всего полтора месяца... Героические усилия ивотцев увенчались успехом: в конце октября 1943 года над поселком разнесся басовитый гудок. Он известил о том, что вторая жизнь Ивотского стекольного завода началась. Через три месяца после освобождения поселка завод уже начал вырабатывать оконное стекло ручным способом.

Первый шаг был сделан. Хотя он был и не очень твердым, однако люди уверовали в свои силы, с новой энергией принялись за работу. Чтобы вдохнуть жизнь в станки и машины завода, надо было пустить электростанцию. На это потребовалось много времени. Только в 1945 году была неполностью восстановлена плотина и завод стал получать воду. В том же году была пущена в работу передвижная электростанция.

Теперь уже можно было переходить на машинное производство стекла. Тут же, на заводе, была изготовлена одномашинная установка для вертикального вытягивания стекла. Работала она в течение года.

Начиная с 1946 года, завод приступил к организации производства стеклянного волокна. Пуск первой очереди этого цеха (4-х печей) состоялся в августе 1946 года. Установка для оконного стекла была законсервирована. Имеющаяся ванная печь в 1946 —1947 году использовалась для производства силикатной глыбы.

В 1948 году на заводе было налажено производство стекловойлочных сепараторов для аккумуляторов, взамен ранее применявшихся сепараторов из фанеры. Это было довольно прогрессивное новшество в электротехнической промышленности. Поэтому Ивотский завод стал изготовлять стеклосепараторы для всех видов аккумуляторов. За 9 лет со дня организации этого цеха объем производства стеклосепараторов вырос в 26 раз.

Завод постепенно переходил на выработку новых видов продукции. В 1951 году на предприятии организуется производство очень эффективного теплоизоляционного материала из стекла—пеностекла. Впервые в стране коллективами института стекловолокна и Ивотского стекольного завода была разработана и внедрена в производство технология вертикального раздува стекломассы струей пара (ВРП). В 1960 году на базе этого новшества был освоен выпуск новых видов теплозвукоизоляционных изделий, рулонного материала для домашних холодильников.

Изменялся в лучшую сторону и облик поселка. Во время войны немцы уничтожили школу с фруктовым садом на Школьной улице, вырубили Мауринский сад, разрушили детский сад, больницу, Народный дом. В послевоенные годы началось восстановление прежнего облика поселка, а также строительство новых зданий и учреждений.

Жители Ивота собирают на строительство школы

Вот что рассказывает первый после окончания войны председатель Ивотского поселкового Совета Иван Михайлович Туляков, ныне рабочий стекольного завода:

—Уходя, немцы оставили наш родной поселок в очень жалком виде: и завод, и большинство зданий и жилых домов были разрушены. Чудом уцелели только две сотни небольших домиков. Поэтому первой задачей, которая встала перед нами, было соорудить какое-нибудь жилье для людей — надвигалась зима. Приходилось копать землянки, оборудовать их печками, нарами, строили дощатые бараки. Второй проблемой было обеспечение предприятия топливом. Сотни ивотчан уходили в лес с пилами и топорами, заготавливали дрова. А летом следующего 1944 года начались уже более основательные работы по восстановлению поселка.